Глава 6. Данил. Настоящее. 05

    В Шри-Ланке действует интересная визовая система. Вначале дается виза на один месяц, через месяц ее можно продлить на два, а через два еще на три. Друзья Данила, которые жили на Шри-Ланке уже три года, говорили, что теоретически потом можно продлить еще на шесть месяцев, но практически у них это ни разу не получалось. Продлять визы необходимо очно и сделать это можно только в столице Шри-Ланки в Коломбо. 
    До Тангалле, месте где жили Горанины, семья добиралась на местном рейсовом автобусе шесть часов. Сейчас это путешествие в самом начале отпуска Данилу и Кате вспоминалось забавным приключением, но в тот момент так не казалось. Небольшой автобус типа нашего ПАЗика явно не предназначенный для длинных поездок. Два ряда трех и двухместных кресел (в ПАЗике!). Огромные музыкальные колонки, расположенные в местах размещения сумок над головой. И музыка, которая благодаря присутствию народных музыкальных инструментов вначале кажется интересной, через два часа надоедает, через четыре кажется одной сплошной повизгивающей нотой, через пять заставляет включить все резервы человеколюбия какие существуют в организме человека. 
    Отдельная песня это езда на самих автобусах. Такое впечатление, что большинство водителей на Шри-Ланке прямые родственники Михаэля Шумахера (семикратного чемпиона мира по автогонкам в классе «Формула-1»). Гоняют они как ужаленные скипидаром. Несколько раз на поворотах автобуса Данил ловил свою подругу в метре над сиденьем, чем вызывал смех у водителя и кондуктора, которые явно гордились своей страной, ее дорогами и своим умением.
    
    Через месяц настала необходимость продлевать визу. Помня о "радостях" путешествия на автобусах семья решила вкушать "радость" дозированно, т.е. проехать до столицы с остановками и пожить еще в двух местах.
    В Мерисе остановились на день. Это примерно треть пути от Тангалле до Коломбо. Катерина вычитала, что Мериса славилась своим серфингом и семье хотелось посмотреть на это место. Пляж представлял из себя большую бухту ограниченной с двух сторон небольшим островом и полуостровом. Эта небольшая аномалия создавала необходимые условия появления длинной устойчивой волны. Сам пляж был скорее классическим со множеством людей, зонтов, лежаков и прибрежных кафешек. 
    Потом Горанины поехали в Хиккадуву, это еще примерно треть пути до Коломбо. Здесь жили друзья - Лев Фельдман со своей супругой. Лев представлял собой классического бизнесмена, соединившего самореализацию и работу. Без связей и мощных вложений он открыл на Шри-Ланке свою аюрведическую клинику. И, конечно, Горанины немного подлечили свои болячки, насладившись лечебным массажем.

    Вернувшись из Коломбо, семья переехала в новое место большой дом с кухней, спальней и залом.

    Для Данила это был рай для работы и написания книги, но... Книга не шла. Казалось внутри была стена или преграда, которую почему-то неимоверно трудно было преодолевать. Идея с Книгой, да и со всей Артелью казалась глупой и никому не нужной. Снова и снова Данил спрашивал себя "Зачем я это делаю? Кому это нужно? Зачем ЭТО нужно мне? Что я могу изменить?" Добавляло жару еще и понимание, того, что никакой он не писатель. Перечитывая написанные главы он видел как скакал стиль, прыгали времена, логика периодически терялась, не все "обещания" автора заканчивались пониманием того, зачем это было написано. Он исправлял, "чиркал", переписывал. Тогда смысл уходил совсем. Данил пытался спастись обучением у мастеров, скачивая всевозможные руководства и книги по тому как писать книги, но они помогали как бензин при тушении пожара. Четкие, ясные и последовательные они "камень на камне" не оставили Данилу никаких надежд на спонтанное написание чего-то стоящего. Как только появлялась в голове какая-то мысль или идея, она натыкалась на непреодолимый барьер правильных правильностей: "Это неправильно. Это не соответствует. Это будет не интересно. Так не пишут. Это безграмотно". Были разные статьи и руководства, которые прочитал Данил. Как ему казалось, суть их сводилась к следующему - "Не рыпайся, парень, ничего у тебя не получится. Не-е-ет! Ты, конечно, попытайся, вот тебе подсказка и вот, мы то знаем, мы через это прошли у нас есть этот опыт". Казалось что-то сопротивляется, что-то мощное и неуловимое не пускало его куда-то.
  
   Снова и снова Данил возвращался к своей жизни, перебирал в уме свои знания и опыт. Иногда в проблесках, он начинал на что-то надеяться, сильно вдохновляли редкие комментарии в Фейсбуке к написанным главам. Но чаще он маялся. Иногда силы и уверенность совсем покидали его и на сцену выходил его Величество  Депресняк. Иногда спасением приходила мысль сдаться и перестать писать. Плюнуть на все, идти загорать пытаясь наслаждаться морем и солнцем. (Что он иногда и делал.)  Чаще и чаще он представлял в уме сцены первого разговора с друзьями после своего возвращения "Книга не получилась. Да! Обещал. Но что поделаешь? Не писатель я ... не писатель". Склоненная голова. Опущенные глаза. Побитый вид.

     Чтобы как то сбежать от себя и выйти из-под давящей действительности своей никчемности Данил скачал из интерета фантастику и читал ее целыми днями, почти не прерываясь. Странно, что будучи любителем фантастики и полностью перечитав, (а некоторые вещи по 2 раза) Братьев Стругацких и Сергея Лукьяненко он выпустил из вида Василия Головачева, которого в разговоре по скайпу ему посоветовал почитать Андей Донов. 

    Василий Головачев - это человечище+умище! Куда-то глубоко внутрь Данила ухнули серии "Реликт" и "Катарсис". Захотелось жить, творить, бороться.

    Данил откинулся в кресле и пробежал глазами только, что написанную главу. Внутри со звенящей ясностью четко оформилась мысль: "Хватит тянуть кота за яйца! Пора в явном виде писать то ради чего начинал Книгу - писать ПРАВИЛА ИГРЫ"
  


Comments